Copyright © 2006-2009 One Street Museum
E-mail: OneStreetMuseum@gmail.com
Designed by Anton Kozyr


















































МЕТАФИЗИКА МАСКИ Маска, как таковая, присутствует в традициях практически всех стран и народов. Еще древние египтяне, снимавшие посмертные слепки, считали, что между царством Земным и Небесным существует незримая связь, и деяния живых соприкасаются с делами мертвых. Поэтому в похоронном ритуале главным процессом была мумификация тела - материальной модели души, которое после многочисленных обрядов, молитв и освящений помещалась в расписной футляр - саркофаг, украшенный эмалью, золотом и самоцветами. А чтобы потомки могли лицезреть образы создавались заупокойные живописные портреты - так называемые фаюмские, найденные в 1887 году в оазисе Фаюм. Написанные на деревянных тонких дощечках из тутовой смоковницы или ливанского кедра, они вкладывались в пелена мумии и помещались с ней в погребальные камеры. Фаюмские портреты изображали древних египтян, сирийцев, нубийцев, иудеев, греков и римлян, живших в I - IV веках от Р.Х. Особенностью этой техники были объемные живописные мазки, которые соответствовали форме лица. В области носа, подбородка, щек краски накладывались густым слоем, контуры же волос и лица прописывались более жидкой краской. Этим создавалась иллюзия живого образа. Отдельным элементом обряда была погребальная маска, которая накладывалась на лицо. Считалось, что она усиливает дух мумии и помогает благополучно добраться до загробного мира, защищая от злобных духов. Самая из известных ныне масок фараона Тутанхамона (XVIII-я династия), выполнена из золота и драгоценных камней и достоверно передает черты правителя древнего царства, но существуют маски и простых египтян, сделанные из глины или дерева. Начиная со времен Среднего царства (2040-1786 гг. до Р.Х.) египтяне покрывали лица умерших стилизованными масками, черты которых были весьма обобщены. Эти маски предназначались для того, чтобы дух умершего, возвращаясь обратно, мог легко найти тело, и были сделаны из полотна, покрытого гипсом, а затем расписаны. Золотые маски покрывали лица умерших королей Сиама и Камбоджи. Лица правителей инков прикрывались масками, порою выполненными из золота и нефрита. На африканском континенте пращуры и их духи должны были передавать свою магическую силу потомкам. Это достигалось с помощью масок, в которые вселялись души умерших. Деревянные или глиняные маски переходили из поколения в поколение и использовались во время обрядов и танцев. Маску оживляла энергия жрецов, она же делала своего обладателя на некоторое время живым божеством. А в степях юга нынешней Украины во II веке до Р.Х. существовал магический обряд создания глиняных масок на основе оголенных черепов. Вылепив маску, ее разрисовывали и добавляли волосы покойника. Иногда эти "творения" прикладывали к скелету в могилу-катакомбу, чтобы попытаться сделать мертвое - живым. Древние греки, в основном, использовали для масок воск. В ноябре 1876 года в Микенах знаменитый археолог Генрих Шлиман раскопал шесть гробниц, будучи уверенным, что нашел погребения царей и древних греческих героев - Агамемнона, Кассандры, Эвримдона и их спутников. К его удивлению, на черепах лежали золотые посмертные маски, никогда не упоминавшиеся Гомером. МАСКА В ИСТОРИИ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ В Средние века происходит плавный переход от драгоценных масок к гипсовым и восковым, которые отныне не опускаются в могилы, а хранятся в музеях, библиотеках и университетах, как истинные раритеты. Они снимались не только с царствующих особ (Генрих VIII, Б.Сфорца), но и с выдающихся граждан - поэтов, философов и драматургов (Данте, Брунеллески, Торквато Тассо, Шекспир, Паскаль) На основе этих посмертных изображений создавались мраморные бюсты либо печатались гравюры. Примером первого большого собрания посмертных масок и "претворения" их в восковые фигуры может служить история знаменитой мадам Тюссо. В Англии традиция изготовления посмертных масок существует с XV века. Сначала они служили материалом для изготовления деревянных фигур в натуральную величину, которые накладывались на гроб во время похоронных процессий и лишь позже стали использоваться для скульптурных портретов (О.Кромвель, Д.Свифт, И.Ньютон, Чарльз Эдвард Стюарт, В.Кулен). Видимо, оттуда традиция попала в Америку, где ныне многие университеты имеют свои коллекции посмертных масок. Известно, что почти со всех умерших американских президентов снимались слепки лиц и рук; снимались они и с великих ученых, как, например, Никола Тесла, театрального режиссера-реформатора Макса Рейнхарта, с голливудских звезд. Одной из самых необычных и скандальных отливок была маска, снятая со знаменитого гангстера 1930-х годов Джона Диллинджера. Но, наверное, ни один народ и ни одно государство так трепетно не относились к таинству смерти, как Германия. Практически со всех великих немецких деятелей были в свое время сняты посмертные маски. Мартин Лютер, король Фридрих Великий, литераторы Ф.Шиллер, И-В.Гете, Г. Лессинг, композиторы Р. Вагнер, Й.Брамс, Ф.Мендельсон, К.Вебер, Г.Клейст, все прусские военачальники, философы Э.Кант, Ф. Ницше, Г.-В.Гегель, А.Шопенгауэр, Р. Штайнер и даже убитый революционер К.Либкнехт - вот далеко не полный перечень имен. Эта традиция продолжилась и с приходом к власти Гитлера. В эти годы снимались посмертные маски с президента Пауль фон Гинденбурга, протектора Богемии и Моравии Рейнхарда Гейдриха, убитого в Праге в 1942 году, а также с командующего немецкими войсками в Африке, участника заговора против Адольфа Гитлера - генерал-фельдмаршала Э. Роммеля. Существовала эта традиция и в других европейских странах - Австрии (Й.Гайдн, Л.Бетховен, Ф.Шуберт, Г.Малер), Италии (композиторы, оперные певцы и режиссеры, вплоть до Ф.Феллини), Испании (А.Гауди), Финляндии (К.Г. Маннергейм), Польше (Юзеф Пилсудский, Генрик Сенкевич) и даже Турции (Мустафа Кемаль Ататюрк) и Аргентине (Эва Перон). ТРАДИЦИИ ПОСМЕРТНОЙ МАСКИ В УКРАИНЕ И РОССИИ В России искусство посмертного портрета появляется во времена Петра I. Известна его посмертная маска работы К-Б.Растрелли, маски Александра I, Николая I, Александра II. Со временем слепки лица и рук государей, а также их ближайшего окружения становятся обязательным ритуалом. А с середины XIX столетия эта традиция становится повсеместной: снимаются маски со всех выдающихся писателей и поэтов, художников и актеров, государственных деятелей и философов. Активный процесс снятия посмертных масок наблюдается в 20-30-е годы двадцатого столетия в СССР. Человеком, который полностью реформировал искусство посмертной маски, стал выдающийся скульптор Сергей Дмитриевич Меркуров (1881-1952). Он был автором более ста посмертных масок общественных деятелей, представителей науки и культуры. Его эстафету принял Матвей Генрихович Манизер (1891-1966). В 1921 году он снимает посмертную маску с А.Блока, затем следуют маски С.Кирова, И.Павлова и других выдающихся личностей. 5 марта 1953 года М.Манизер получает государственный заказ - снять слепки с лица и рук скончавшегося Сталина, который с блеском исполняет. После его смерти право снимать маски с "великих мира сего" переходит к Иулиану Митрофановичу Рукавишникову (1922-2000). Он снимал посмертные маски с М.Суслова, Л.Брежнева,Ю.Андропова, К.Черненко. Традиция посмертной маски существует и в Белоруссии, где находятся маски писателей Якуба Коласа, В.Короткевича, А.Кулешова, политического лидера П.Машерова. Зарождение искусства посмертной маски в Украине можно отнести к временам, когда в пещерах Киево-Печерской Лавры над мощами святых и монахов обители неизвестные художники создавали объемные портреты. Их главной целью сохранить для будущих поколений телесный образ недолговечной личности и напомнить потомкам о талантах и деяниях отцов прошлого. Есть сведения, что после смерти Константина Острожского (1527-1608) - "некоронованного короля Украины" и выдающегося защитника православия, была снята золотая посмертная маска, которая, к сожалению, была утеряна его сыном еще в XVII столетии. Одной из первых настоящих посмертных масок была снятая П.Клодтом в Санкт-Петербурге маска Тараса Шевченко. Но эта традиция в Украине прижилась не сразу. Западная Украина, которая по своему расположению и менталитету была всегда ближе к Европе, этот церемониал переняла сразу. И многие выдающиеся общественные деятели удостоились чести снятия посмертной маски. В 1930-1940-е годы в Галичине искусством посмертной маски занимался выдающийся украинский скульптор Сергей Литвиненко (1899-1964). Среди его работ - маски актера Н.Бенцаля, художника И.Труша, поэта В.Пачовского. Его учеником Яковом Чайкой (1918-1995) была создана целая галерея масок - Ю.Мельничука Я.Галана, П.Козланюка, Е.Кульчицкой, композитора Анатолия Кос-Анатольского, общественных деятелей К.Пелехатого и С.Стефаника. Благодаря известным львовским скульпторам Евгению и Степану Дзындрам мы можем увидеть, какими были лица Иллариона Свенцицкого - первого директора Национального музея во Львове, Олены Степанив - хорунжей Сечевых стрельцов, композитора Василия Барвинского, Дениса Лукьяновича - украинского писателя, Станислава Людкевича - украинского композитора, Антона Манастырского - украинского живописца, Ирины Вильде - украинской писательницы. На территории Украины, входившей в состав царской России, маски снимались в единичных случаях, поскольку деятели, с которых хотели снять слепки, с точки зрения тогдашней администрации были либо неблагонадежными личностями, либо националистами и сепарати- стами. Из известных сегодня - это маска-горельеф Михаила Старицкого - выдающегося драматурга, писателя и общественного деятеля (снята художником Ф.Красицким); утраченная в годы Второй мировой войны маска Николая Лысенко - великого пианиста, композитора и педагога (скульптор Ф.Балавенский); слепок руки Владимира Короленко - выдающегося писателя и правозащитника (снята доктором А.Москаленко). В годы советской власти были сняты маски с корифея украинского театра Н.Садовского и академика Д.Заболотного (скульптор В.Климов), актеров М.Заньковецкой и П.Саксаганского. После войны, вслед традициям Сергея Меркурова и Матвея Манизера, украинские скульпторы обращаются повсеместно к этому виду искусства (И.Макогон, Э.Фридман, Б. Довгань, А.Ко-валев, В.Фещенко, В.Бородай и многие другие). И поэтому сегодня у нас есть возможность увидеть маски поэтов и писателей П.Тычины, Ю.Яновского, А.Белецкого, Б.Антоненко-Давидовича, А.Малышко, Бориса Тена, А.Корнейчука, Н.Терещенко, С.Олейника, М.Стельмаха; композиторов С.Турчака, Л.Ревуцкого, Б. Лятошинского; художников А. Петрицкого, И.Вроны, А.Пащенко; государст-венных деятелей Д.Мануильс-кого, Д.Коротченко и многих других выдающихся украинских деятелей. СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ МЕРКУРОВ Выдающийся скульптор Сергей Дмитриевич Меркуров родился в Армении в городе Александрополе 26 октября 1881 года. После окончания городского и ремесленного училищ, в 1901 году, С.Меркуров был зачислен в Киевский политехнический институт, но учиться там ему почти не пришлось. Во время разгона демонстрации он был жестоко избит полицией и вследствие этого у него начал развиваться туберкулез. Уехав лечиться в Ялту и продолжая заниматься нелегальной политической деятельностью, С.Меркуров решает переехать в Германию и поступить в Мюнхенскую Академию художеств. Около пяти лет помимо учебы он странствует по Европе, вырабатывает свой стиль и ищет средства воплощения. Вернувшись в 1907 году на родину, он выполняет бюст Католикоса Хримяна, работает над памятником Л.Толстому, бюстами профессора П.Минакова и анархиста П.Кропоткина, памятником Федору Достоевскому (позировал скульптору известный певец-шансонье А.Вертинский). В начале ХХ века в России существовало множество оккультных и спиритических организаций, но наиболее влиятельным считалось мартинистское движение, членом которого становится Сергей Меркуров. Интерес к тайным обществам основывался еще и на том, что его двоюродным братом был известнейший философ-мистик, автор системы эзотерического развития Георгий Гурджиев. Возможно, именно этот факт и свидетельствует о глубоком интересе скульптора к снятию посмертных масок сильных мира сего. После 1917 года С.Меркуров становится активнейшим участником плана монументальной пропаганды, лепит фигуры всех вождей революции. В 1924 году, с посмертной маски, начинается его работа над многочисленными и разноплановыми памятниками В.И.Ленину. Для советского павильона на Всемирной выставке в Нью-Йорке 1937 года С.Меркуров создал статую Ленина из полированого красного гранита, которая спустя 9 лет была установлена в Киеве. Помимо этого он создает памятник К.Тимирязеву в Москве (1923 г.), С.Шаумяну в Ереване (1934 г.), 26-ти Бакинским комиссарам, бюсты деятелей коммунистической партии возле Кремлевской стены и другие. После Отечественной войны С.Меркуров возглавлял Музей изобразительного искусства им. Пушкина. Сергея Дмитриевича часто приглашали снимать посмертные маски как крупнейшего специалиста в этой области. По некоторым подсчетам он снял более ста масок выдающихся политических деятелей, писателей и художников. Но только своим близким мастер рассказывал, каких душевных сил и самообладания требовала такая работа: "Всю жизнь передо мной в грозном величии стояла смерть, в ней кончалось все: и красота, и безобразие, и талант, и бездарность; ужаснейшая загадка, перед которой я мальчишкой ночью просыпался в холодном поту". Когда умер Л. Толстой, снимать посмертную маску было поручено С.Д.Меркурову. После необходимой доработки маска Толстого стала настоящим произведение искусства: мощный купол головы, кустистые брови, отбрасывающие глубокую тень на глаза, сурово-скорбное выражение лица создавали яркий художественный образ. Это новшество было отмечено прессой: "На столе стояла не "маска", не тот слепок гипса, который обычно связывается с представлением о маске, какие многие видели в музеях, не того типа, которые были сняты в свое время с Гете, Шиллера, Листа, Чайковского и других. Перед нами стоял великолепный скульптурный портрет великого писателя". "Умирает плоть, а дела человеческие остаются в истории, завещаются потомкам. Эта мысль является итогом произведения" - говорил впоследствии С.Д. Меркуров. После смерти скульптора маски, снятые им были переданы в Армению, где создан его музей. Благодаря этому они не погибли, и в основном сохраняются там, а также в запасниках Третьяковской галереи и некоторых других музеях. Почти перед самой кончиной, а умер мастер в 1952 году, его посетил бывший секретарь Льва Толстого В.Булгаков. Осмотрев огромное собрание посмертных масок, он был потрясен: "Человек даже и в смерти силен и по-своему прекрасен. Но следы последней борьбы, однако, слишком явственны на лицах: pассматривать и изучать это собрание могут люди с верой в неуничтожимую смертью духовную Сущность":